REVIVED SKATEBOARDS: изделия из переработанных скейтбордов со всей России

Ребята из Самары изготавливают украшения, оправы для очков и даже предметы интерьера из переработанных скейтбордов. О тонкостях производственного процесса, привлечении новых клиентов и новых экологичных привычках рассказал один из участников ресайкл-проекта Алексей Покальчук.

Мастерская REVIVED SKATEBOARDS появилась у моего друга Артема Шитикова дома. Он – простой парень из Самары, работал на обычной работе, катался на скейтборде и все время что-то мастерил, как и его отец. Как-то раз он решил попробовать сделать что-то своими руками для себя и друзей. И пару лет начал перерабатывать скейты и делать из них вещи. Очень много скейтов ломается, их жалко выкидывать, ведь они дорогие. А сломанный скейт уже никак не починить: даже если его склеить, он быстро выйдет из строя. Потом Артем понял, что эта тема людям заходит, многим понравились вещи. Он решил, что надо расширяться, искать помещение, покупать оборудование, на котором можно работать.

Естественно, доски не только наши и наших друзей – их присылают со всей России, причем большими партиями. Люди по «сарафанному радио» узнали, что у нас есть мастерская. Оказалось, что есть ребята, которые коллекционируют сломанные скейты у себя дома, и они отдавали то, что у них накопилось. Один парень из Волгограда прислал нам 60 сломанных досок взамен на то, что мы сделаем ему гитару из скейтов. Мы в процессе.

Мы занимаемся в основном производством украшений, на заказ делаем предметы интерьера. Для различных заведений мы делали рамки, горшочки, ручки для дверей. Артем даже как-то сделал столик из скейтов. Крупную мебель мы тоже планируем делать, но для этого нужны крупные дорогие станки, и места побольше, и материала.

Идея переработки скейтбордов была подсмотрена у американских скейтбордистов. В Америке переработка стала частью культуры скейтбординга. Там ребята занимаются этим не на продажу, а просто для себя. И что особенно клево – не только простые американцы начали задумываться об экологии, но и правительство. В некоторых штатах даже запрещали выкидывать древесину, особенно скейтерскую, потому что слои окрашены краской, а крашеная древесина несет вред окружающей среде. Так и получилось, что ребята начали перерабатывать доски и создавать из них различные изделия.

Производство идет так: сначала все вырезаешь, снимаешь шкурку со скейта, потом вырезаешь кусочки нужного размера, а потом включается фантазия, как ты это все соберешь. Процесс похож на конструирование из Лего. После склейки начинаешь вырезать, шлифовать, и часто выходит не то, что хотел, но что-то другое, тоже очень крутое. И ты такой – вау! Это как-то само собой получается. Потом лакировка и добавление серебра, с ним нам помогает отец Артема.

Мы перерабатываем практически любые скейты, но есть исключения. Например, детские скейтборды, которые продаются в спортивных магазинах, не подходят для переработки, потому что в них используется не прочный канадский клен, а ломкий китайский.

Наша команда – это Артем, я и Максим Бакшев. Недавно Максим создал собственный бренд «Вновь». Он работает с Артемом дольше, чем я, и в какой-то момент решил придумать и делать что-то свое. Так он начал собирать шины и стал из них делать ремни. Часть материала он находит на улице, что-то люди приносят. Шиномонтажные мастерские тоже идут навстречу: можно договориться, чтобы они отдавали ненужные покрышки, обычно их там полно. Пока он делает ремни из велосипедных шин. Потом будет партия из автомобильных покрышек.

Пока мы продаем изделия через соцсети и на маркетах. Часто ездим по разным городам и выставляемся, так что можно легко найти нас, познакомиться, пообщаться. Последнее время большинство наших клиентов не скейтбордисты. Наверное, потому что скейтерам мы и просто так можем что-то отдать – за то, что они несут нам доски.

Основная аудитория – это все-таки молодежь, которая поддерживает уличную культуру. Но бывает, что на маркетах подходят бабушки и дедушки, которые особо не представляют, что такое скейтборд. Просто им нравится, как выглядят изделия. Был случай на маркете в Волгограде. Уже вечер, и мимо нашего стенда проходила бабушка. Она не остановилась у стенда, просто кинула взгляд на вещи. И я начал ей объяснять про наше производство: канадский клен, производственный процесс… Она начала интересоваться, и в итоге купила себе пару колечек. Так что не надо стесняться, как поет Иван Дорн. Надо общаться. Я заметил, что взрослых людей, которые не понимают, что это вообще, нужно убедить в том, что это качественно, рассказывать больше про материал, как создавалось изделие.

Мы очень сильно проникнуты темой экологии. Мы часто посещаем различные фестивали, мероприятия, посвященные экологии. Не из-за денег, а просто чтобы поддержать движуху. Мы показываем, как можно повторно использовать изделия. И клево, что очень много ребят занимаются чем-то подобным. В Питере было много крутых ребят, которые делали всякие сумасшедшие вещи из обычных крышек, пакетов.

Мы заряжаемся энергией, когда на каком-то маркете к нам подходят люди – и оказывается, что они полностью за экологию. Они покупают что-то, мы сотрудничаем, общаемся. Экологичность – это просто необходимость человечества: если мы не будем заниматься экологией, то рано или поздно всем будет плохо от количества мусора. Важно, что крупные производства поддерживают экологическую тему. Например, у нас в Самаре есть завод по производству подшипников. У меня там работает знакомый, и он говорил, что им приносят металл и они его перерабатывают и внедряют в производство. Это очень клево.

Углубление в тему экологии очень повлияло на мои привычки. До того, как я начал заниматься переработкой, я мог бычки кидать куда попало, бутылки оставлять на полу. А как начал углубляться в эко-тему, начал заботиться о чистоте, стал за собой убирать, замечания друзьям стал делать, мол, что вы мусорите.  Начинаю собирать всякий хлам, который люди хотят выкинуть в мусорку, а я им говорю: «Зачем выкидываете? Отдайте мне, я из этого что-нибудь сделаю».